РЕЗЮМЕ
PDF-версія книги

      В учебном пособии "Основы логики музыкальной формы и проблемы происхождения музыки" предложен новый взгляд на генезис музыкального мышления. Его особенность состоит в комплексном решении генетической проблематики - в единстве мышления, речи и музыки. Три составных соединяются между собой при помощи фигур логики, которые в фольклоре наиболее явственно проступают посредством категорий синтаксиса. Преимущество предлагаемой методики состоит в том, что дает ключ к хронологизации и декодированию музыкально-фольклорных явлений.
      Главным образом внимание в работе уделено вопросам возникновения музыкального мышления и вскрытию фундаментальных закономерностей функционирования музыки как искусства в виде особых "музыкальных форм", масштаб которых от однофразовых попевок до периода. Таким образом, учебное пособие ориентировано на заполнение важного и не разработанного в музыкознании вступительного раздела к курсу анализа музыкальных форм, содержание которого можно обозначить, как попытку ответа на вопрос: "А что было до музыкального периода?"
      Традиционно изучение строения музыкальных произведений начинается с анализа периода. Сам же механизм функционирования музыки от его оснований оставался вне внимания. Как следствие, создавалось впечатление, что музыка - логически самодостаточная сфера, что возникла она путем саморазвития, - и те сведения о связях музыки и речи, которые циркулируют в музыковедении, сводятся преимущественно к попыткам образного истолкования их связей.

   176

       Это оправдано в сфере профессионального искусства - авторского, европейского, - но для понимания генезиса музыки необходим принципиально иной подход. До сих пор не осознана истина, что все виды соци-альной практики (речь, музыка, технология, искусство, политика т.д.) есть следствием бессознательного использования логических фигур мышления, выработанных на протяжении не менее миллиона лет эволюции человека. Указанная цифра не окончательна, но важно, что палео-психология датирует овладение бинарными оппозициями от археоантропов (800 тысяч лет назад). От этой точки отсчета зачатков мышления и следует начинать рассмотрение триады мышление - речь - музыка. Вне этой триады объяснить происхождение музыки невозможно. Непониманием фундаментального значения логических фигур в любых формах деятельности человека и объясняется несостоятельность десятков гипотез происхождения музыки.
      Восполнению существующего пробела в вопросах генезиса музыкального искусства и посвящена эта работа, которая является кратким "конспектом" многолетних исследований автора не только в сфере фольклористики, но и этнографии, истории, археологии, палеопсихологии, исторической лингвистики, палеографии, этнологии. В мышлении исторически (от мустьерского времени) отрабатывался логический аппарат, который специфически преображался в законы речи и музыки. Поскольку речь изучена намного глубже, чем музыка, возникает возможность сопоставления ее логической структуры со структурой музыки. И прежде всего - в синтаксисе.
      Музыкально-синтаксическая проблематика - наименее изученная отрасль музыковедения и фольклористики. Поэтому в первом разделе работы "Членораздельность речи и музыки" подаются необходимые понятия из синтаксиса и рассматриваются такие важнейшие его основы как членение целого (предложения, музыкального периода).

   177

       Во втором разделе "Теории синтаксического строения музыкальной формы" рассмотрена история исследования музыкально-синтаксической проблематики, подчеркнуты различия композиционного уровня (любая, в том числе и многочастная форма) и синтаксического уровня (построения не более так называемого музыкального периода). Последнее и есть предметом исследования настоящей работы.
      Раздел третий "Становление логики" посвящен развитию мышления: от начала антропогенеза до овладения фигурами логического и магического мышления, лежащими в основе феноменов искусства и музыки.
      В разделе четвертом "Источники формообразования: речь и музыка" внимание уделено развитию речи, проводятся параллели между речевыми и музыкальными проявлениями синтактики. В частности, синтаксические аналоги простого, сложносочиненного (паратактического) и сложноподчиненного (гипотактического) предложений в речи и музыке позволяют утверждать, что их развитие происходит одновременно в те же исторические периоды (согласно закону единства мышления и действия единых опорних фигур логики во всех видах человеческой деятельности).
      В разделе пятом "Музыка как исторический код" рассмотрено становление музыкального искусства, подчеркнута роль магических стимулов в формотворчестве, дана характеристика основных логико-синтаксических узлов формотворчества - периодичности, паратаксиса и гипотаксиса. Их развитие охватывает время от верхнего палеолита до XVII ст. н.э. (когда сложился гомофонный период, музыкальная респонсия, т.е. вопросно-ответность).
      Раздел шестой - практически-аналитический: он содержит несколько этюдов, каждый из которых решает определенную научную проблему, опираясь при этом на методологическую концепцию книги и ее методические посылки. В частности, предложен принципиально иной взгляд на форму русской протяжной песни.

   178

       По убеждению автора, в ее композиции не является ведущей мелодика, а она сама подчиняется (как и текст) совершенно иным, не замеченным в ее структуре российскими фольклористами, синтаксическим и симметрическим фигурам: прежде всего дроблению и дроблению с объединением, а также принципам структурной квадратности.
      Существующая практика преподавания основана во многом на изолированных друг от друга узко специальных дисциплинах. Эта методика, по мнению автора, требует пересмотра в сторону расширения интеллектуальных горизонтов, усиления проблемности обучения, углубления координации разных научных отраслей. Существует острая необходимость выхода из самоизоляции отдельных научных дисциплин, которая угрожает догматизмом, некритическим преувеличением преподающими значения их учебных курсов. В итоге часто наблюдается угасание творческих стимулов у студентов, ощущающих себя сосудами для складирования совершенно разрозненной информации, с которой непонятно что делать. Учебные пособия, как и наука в целом, должны соответствовать требованиям времени и, неся знания, обязаны стимулировать творческое мышление студентов. С этих позиций, с учетом тридцатилетнего педагогического и научного опыта автора, была написана эта книга.

   179


Яндекс.Метрика